Записи

Замок Bauska

Бауский замок

Замок BauskaБауский замок находится в живописном месте — на косе неподалёку от слияния рек Мусы и Мемеле. Здесь люди издревле (по мнению археологов, ещё 3500 лет назад) селились по берегам трёх крупнейших земгальских рек — Лиелупе, Мемеле и Мусы. Об этом свидетельствуют городища и могильники, обнаруженные при археологических раскопках. Бауский замок, некогда именуемый в исторических источниках как Bauschkenborch, Bauskenburg, Powszke, Bawsenborg, Boske, Bowsenborch, Bauske, строился на месте укреплённого поселения балтов позднего бронзового века, во время правления магистра Ливонского ордена Хейденрейха Финка фон Оверберга (1439-1450). Ливонский орден строил крепость, чтобы укрепить свою власть над Земгале, защитить границу с Литвой и контролировать торговый путь из Литвы в Ригу, который пересекал здесь Мемеле. Бауский замок был не только укреплением, но и центром округа, откуда фогт (администратор и судья во владениях Ордена) осуществлял правовые, финансовые и военные функции управления на своём участке.

Причины для возведения замка в этом месте были весьма серьёзными. В 1410 г. в Грюнвальдском сражении потерпел поражение Тевтонский орден, “филиалом” которого был обосновавшийся в Латвии и Эстонии Ливонский орден, который тоже нёс потери, вмешавшись в спор за княжеский престол в Литве. Решающее сражение произошло 1 сентября 1435 г. у реки Швентойи, в котором орден потерпел крупнейшее за всю свою историю поражение (более сокрушительное даже, чем Ледовое побоище 1242 г. и Дурбское сражение в 1260 г.). В нем погиб и магистр Ливонского ордена Керсдорф. С тех пор литовские отряды стали беспокоить Ливонию, её метрополия Рига находилась всего в двух переходах конницы от литовской границы. Чтобы защитить литовское направление, было решено воздвигнуть новую крепость на слиянии рек Муса и Мемеле, где проходила главная дорога на Ригу.

Первое известное упоминание о строительстве Бауской крепости обнаружено в письме орденского магистра Хейденрейха Финка фон Оверберга Ревельской (Таллинской) ратуше, датированное 1443 годом. При чем тут Таллинн? Потому что замок возводить было некому — край вокруг Бауски был опустошён войнами, немногочисленных оставшихся в живых его обитателей «проредила» эпидемия оспы. Вся южная окраина центральной части Латвии обезлюдела, а для сооружения замка нужно было не менее пяти сотен строителей. Было решено идти на Россию и пригнать оттуда жителей. Великий Новгород тогда враждовал с Москвой и не имел сил, чтобы полностью защитить свою западную границу. Рыцари вторглись в небогатую, но густонаселённую часть владений новгородцев около городка Ямм. Пленные, оказались не русскими, а угро-финнами из племени вотов, отчасти финны, отчасти славяне. В итоге была не только возведена крепость, но и вновь зашумело в опустевшем краю латышское население.

Считается, что строительство орденской кастеллы было завершено в 1451 г. Возле замка, на полуострове, образованном наносами рек Мемеле и Муса, возникло небольшое поселение ремесленников и рыбаков, получившее название Вайрогмиестс (Schildburg), уже в 1584 г. ликвидированное по приказу Курземского герцога Готарда Кетлера. Вайрогмиестс в документах впервые упоминается в 1518 г. под названием Бауска. Там были также церковь, здание школы и корчма. По мнению лингвистов, название городка происходило или от слова bauska — дурной луг, или от слова bauze — голова, вершина холма.

Резиденция фогта возводилась с учётом рельефа местности по своеобразной планировочной системе: башни размещены не на углах, как обычно, а посередине крепостных стен, толщина участков стен, уязвимых при осаде, вдвое превышает толщину остальных, ворота зажаты между двумя высокими полукруглыми башнями разного диаметра. До 1495 г. замок был подчинён Елгавскому (Митавскому) комтуру.

Во время Ливонской войны в Вильнюсе 31 августа 1559 года был заключён оборонный договор, который подписали магистр Ливонского ордена Готард Кетлер и польский канцлер Николай Радзивилл. По этому договору Польское государство обещало предоставить в распоряжение Ливонского ордена войско для борьбы с Русью. Как плату за помощь Ливонский орден должен был временно передать Польше несколько приграничных областей и крепостей. Бауская крепость была передана наместнику польского короля в декабре 1559 г.

Наиболее известен в истории последний фогт Бауски Генрих (Индрикис) фон Гален, который вместе с ландмаршалом Шаллем фон Беллом из Сигулды, его братом комтуром Кулдиги и Кристофом фон Зибергом, фогтом Кандавы, в 1560 г. собрали остатки свой войск и дали бой русским войскам близ Эрмеса (Эргеме). Попытка противостоять более сильному врагу закончилась разгромом рыцарей, более 500 человек потеряли они убитыми.

В 1561 году последний рижский архиепископ Вильгельм Бранденбургский в обмен на замок в Кокнесе получил от поляков Баускую крепость. 3 марта 1562 года был ликвидирован Ливонский орден, и его последний магистр Готард Кетлер стал герцогом Курземским и Земгальским, присягнув на верность польскому королю Сигизмунду II Августу. В конце года замок был передан в личную собственность герцога. В 1568 году герцог созвал 2-й Курляндский ландтаг в Бауской крепости, где, между прочим, было принято решение, что ландтаги зимой будут проходить в Митаве (Елгаве), а летом – в Бауске. Здесь прошли ландтаги Курляндского герцогства 1568, 1590, 1601 годов и позднее.

Как пишет хроника Бальтазара Руссова, в Бауске во время Ливонской войны вёл переговоры герцог Магнус: «Чтобы покончить дело с королём и избавиться от расплаты с Иоанном Грозным, герцог Магнус тайно уехал с женою из Оберпалена [ныне Пыльтсамаа в Эстонии] в Пильтен. Отсюда он в 1578 г. приехал в Бауск, где и вступил в переговоры с князем Николаем Радзивилом, воеводою виленским и гетманом литовским. Переговоры кончились в 1579 г. тем, что герцог Магнус все свои владения с епископством пильтенским отдал под покровительство Литвы с сохранением, однако, прав на них его брата, короля датского». А тремя годами позднее мирным договором в Заполье 15 января 1582 г. завершилась Ливонская война.

В это же время начали строить новый Бауский замок вместо восточного форбурга старой крепости. После смерти Готарда в 1587 г. двор и канцелярия герцогства переселилась в Бауский замок и пребывали здесь до 1596 г., который считается годом окончания строительства замка, о чем свидетельствует и найденный в развалинах каменный рельеф с надписью “ Soli Deo Gloria Anno 1596”.

В этом году (1596), как и предусматривалось в завещании герцога Готарда, в замке Калнамуйжа в местечке Тервете был подписан акт о разделе герцогства между сыновьями старого герцога — Фридрихом и Вильгельмом. Герцог Фридрих вместе с двором переместился в Елгаву. В 1605 г. ландтаг собрался в Бауске последний раз.

Считается, что статус города Бауска получила в 1609 г., когда герцог Фридрих присвоил городу герб с изображением льва.

В 1621 г., в начале польско-шведской войны, шведское войско заняло Ригу и Елгаву. Двор герцога Фридриха Кетлера временно разместился в Бауском замке, где оставался до 1624 г. В 1625 г. шведское войско, придя из Литвы, окружило Бауский замок и сумело взять его, благодаря предательству одного местного бюргера. Бауский замок был первым, захваченным шведским королём Густавом II Адольфом в сражении под его личным командованием. Шведы оставались в замке до 1628 г., когда польскому полководцу Александру Гонсевскому удалось заставить их покинуть замок без боя.

16 августа 1642 г. умер герцог Фридрих, и престол занял сын его брата Вильгельма — Екаб. В 1658 г. шведское войско вновь вторглось в Земгале и заняло Елгаву, взяло в плен семью герцога и вынудило передать в распоряжение шведов Бауский и Добельский замки. Чтобы вернуть Бауский замок, польский полководец Александр Полубинский несколько раз осаждал его, однако взять не сумел. Шведское войско оставило разорённый замок после подписания Оливского мира в 1660 г. Во время войны замок был сильно разрушен.

В 1700 г. в Бауску прибыли русский царь Петр I и король Польши Август Сильный. Сохранилась легенда о том, что оба монарха завтракали вместе на большом камне, лежащем ещё и теперь на углу улиц Калну и Рупниецибас. В начале Северной войны, шведское войско в 1701 г. завоевало Бауский замок. Во Фрауэнбурге (ныне — Салдус) 23 августа 1701 г. шведский король подписал приказ о строительстве укреплений в Бауске. Генерал-майору Карлу Магнусу Стюарту было поручено изготовить план новых земляных укреплений. Начались обширные работы по перестройке. В конце августа 1705 г. части русского войска овладели всей Курляндией. 14 сентября шведский гарнизон замка без боя сдался русским. В марте 1706 г. русский царь Петр I приказал своим генералам сравнять с землей Елгавские и Бауские укрепления. Взрывы коснулись главным образом бастионов и земляных валов, а также южной части нового замка.

После Северной войны герцог Фердинанд Кетлер в Курземе больше не вернулся. В 1710-11 гг. Великая чума бушевала и в Бауске, где вымерла одна треть жителей. Оставшиеся в живых жители города тайно принялись разбирать развалины замка для своих хозяйственных нужд. В конце XVIII в., во время восстания Тадеуша Костюшко русское войско, посланное в Бауску, уже не могло использовать замок как жилье, потому что он был разрушен. В 1795 г., когда Курляндское герцогство было присоединено к России, Бауский округ стал Бауским уездом Курляндской губернии.

В 1812 г. в Курляндию вторглись немецкие войска из завоёванной Наполеоном Пруссии. Они заняли Елгаву и Бауску (6 июля), где и находились с июля по декабрь. Захватчики предусматривали восстановление Курляндского герцогства и присоединение его к Пруссии. В войне Франция потерпела поражение. Уже осенью 1812 г. прусские войска были вынуждены покинуть Курляндию.

С замком в Бауске, как и с другими, связаны многочисленные предания. Говорят, например, что в Королевской библиотеке Стокгольма сохранились планы подземелий замка, указывающие, где именно захоронены драгоценности местной знати и даже спрятана золотая карета герцога. Эти слухи долгое время волновали умы археологов-любителей. В конце XIX в. владелец имения в Межотне Пауль фон Ливен начал раскопки тайного хода, который якобы находился между имением и замком, но о результатах поисков ничего неизвестно и, скорее всего, это тоже легенда. Во время революции 1905 года, на развалинах Бауского замка 25 октября состоялся первый открытый митинг, на котором присутствовало около 2000 трудящихся.

В 1973 г. начались работы по восстановлению части замка — резиденции Курляндских герцогов. В настоящее время посетители могут осмотреть крепостные валы, развалины орденского замка и подняться на смотровую площадку в центральной башне, откуда открывается живописный вид на окрестности. Музей предлагает экскурсию по герцогской резиденции. Здесь открыта выставка «Новый Бауский замок — история, исследования, восстановление».

Старый замок – крепость Ливонского ордена в Бауске возводился у слияния рек Муса и Мемеле. Длина замка составляла около 124 м, ширина 43 м, а общая площадь 5230 м. Пять башен соединялись толстой крепостной стеной, к которой изнутри пристроены здания разной величины для нужд гарнизона. Вход был в восточной части крепости между двумя четырёхэтажными башнями. Над воротами надстроено несколько этажей, соединяющих башни. Перед воротами был оборонительный ров с подъёмным мостом.

К большой, полукруглой башне, иногда именуемой «Страж горы» примыкает с тыла четырёхугольная пристройка такой же высоты. Её помещения использовались сообща с большой башней. Первый этаж башни был покрыт цилиндрическим сводом, а в стенах находились три бойницы. На втором этаже – пышный четырёхконечный звездчатый свод в резиденции фогта. Толщина стен башни здесь достигает 4 м. В северо-западном углу сохранилось место камина и дымоход, а в южном — выход в данцкер. Третий и четвёртый этажи большой башни предназначались для обороны замка. Подвал под Большой башней использовался как тюрьма. Уже в XVI в. здесь был заключён политический противник магистра ордена Бурхард Вальдис, автор язвительных басен и эпиграмм.

С северной стороны ворот – вторая башня, поменьше. На уровне погреба башни соединялись подземным ходом. Второй этаж маленькой башни был приспособлен под жилье. Первый и верхний этажи, а также надстройки над воротами использовались для защиты ворот. У крепостной стены толщиной 1,7 метра, соединяющей маленькую башню с северо-западной четырёхугольной башней, находилось трёхэтажное здание. Второй этаж этого здания был перекрыт крестообразными сводами.

Северо-западная башня выдвинута к северу, это обеспечивало северную башню фланкирующим огнём. В средней части западной стены построена башня с закруглениями по углам. Там был погреб под сводчатым потолком и на первом этаже с трёх сторон бойницы. О верхней части трудно судить – она обрушилась, а в старинных изображениях этой башни не видно. Между северо-западной и западной башнями в крепостной стене были маленькие ворота.

В средней части южной крепостной стены толщиной 3,6 метра построена четырёхугольная башня, приспособленная для использования пушек. Это подтверждают дымоходы в центральной бойнице. Форма и местонахождение башни свидетельствуют о ранней стадии использования огнестрельного оружия. Дальнейшее развитие военного искусства привело к размещению башен по углам крепости, чтобы таким образом увеличить площадь обстрела. Трудно судить о высоте башни. На старинных рисунках она полуразрушена, однако ясно видно, что была ниже, чем башни у ворот. Бойницы на втором этаже южной стены заставляют предполагать, что там была пристройка – здание или галерея. Двор крепости был выложен плитами из необработанного доломита. Из них же сделаны и водостоки. Посреди двора был колодец.

Первоначально крепостные ворота были защищены сухим рвом и подъёмным мостом над ним. За рвом возвышался бревенчатый частокол. Позднее ров засыпали, и в восточной части городища был выстроен форбург. Три крепостные стены и две угловые башни образовали замкнутый двор с воротами в южной стене у юго-восточной башни. Внутри новой крепости к стенам были пристроены отдельные каменные здания. Снаружи вдоль восточной стены был вырыт ров, который засыпан в начале XVII в.

Новый замок – резиденция герцогов Курляндии. В 70-х гг. XVI в. здания форбурга старой крепости частично были снесены, чтобы на освободившейся территории построить резиденцию Курляндских герцогов. При постройке сохранили старую крепостную стену, башни. Три подковообразно размещённых двухэтажных корпуса и две башни образовали замкнутый двор.

Планировка помещений проста – ряд соединённых в анфиладу помещений. На втором этаже северного корпуса были помещения для представительства и апартаменты герцога. На обоих этажах восточного корпуса – жилые помещения. На нижних этажах северного и южного корпусов были склады и хозяйственные помещения. В южном корпусе у ворот – караульное помещение, по ту сторону ворот, в юго-восточной башне – каретник. В помещения второго этажа можно было попасть по узкой лестнице в стене или прямо со двора по наружной лестнице.

Судя по материалам архивов и археологических раскопок, старой крепостью в это время также пользовались. Бойницы второго этажа северного крыла переделаны под окна. На первом этаже были пивоварня и хлебопекарня, а в башенных погребах — склады боеприпасов и тюрьма. В конце XVI в. при постройке нового замка сделали и новые насыпи вокруг него, которые продолжали совершенствовать вплоть до начала XVIII в. Главное внимание уделялось укреплению наиболее доступной восточной стороны. До 1625 г. были сооружены рондель вокруг юго-восточной башни, защитный ров, два бастиона и бревенчатый частокол. Во второй половине XVII в., вероятно, укреплена западная сторона и начата перестройка восточных бастионов.

Систему валов ещё раз усовершенствовали в начале XVIII в. Под руководством шведских инженеров валы и бастионы с восточной стороны расширили в направлении к городу. Больше всего перестраивались укрепления старой крепости. Новые земляные валы насыпали ближе к берегам обеих рек, отодвинув их от крепостной стены. По краям земляных укреплений, перед подъёмными мостами, были построены равелины.

Наружная лестница и богатая отделка интерьеров частично утрачены в XVII в. и окончательно уничтожены в 1706 г., во время Северной войны, когда замок и палаццо были взорваны. В конце XIX в. и в 1930-е гг. была осуществлена фрагментарная консервация и реставрация замка. В 1821 г. подвалы замка были засыпаны по приказу русского царя Александра I, и ходы замурованы. С 1959 г. ведутся обширные археологические раскопки, реконструкция, консервация. В результате раскопок получено много находок и исчерпывающая информация о принципах построения отопительных систем и печей того времени. В 1976 г. началось археологическое исследование замка (археолог А. Цауне, затем Грубе). Констатировано, что до замка на этом месте уже в I в. до н. э. существовало укреплённое поселение (найдены старинные предметы из кости, кремня и камня, осколки глиняных сосудов). В 1980 г. проведена реконструкция корпусов, построенных во время правления Курземского герцога.

Зимой замок для туристов закрыт, но здесь и сейчас полным ходом идут строительные работы. В декабре 2007 г., под Новый год, прокладывая коммуникации сквозь земляные валы, возле самого защитного рва строители обнаружили пушку XVII в. Предполагается, что она отлита на одной из чугунолитейных мануфактур Курземского герцогства и была, вероятно, одной из тех пушек, уничтоженных по приказу Петра Первого.

В конце третьей недели июля в замке проходит традиционный фестиваль старинной музыки. С 1990 г. в замке располагается музей, время работы которого с 1 мая по 1 ноября ежедневно с 9:00 до 19:00. Начиная с осени 2008 г. в залах Нового дворца можно будет познакомиться с жизнью и нравами эпохи маньеризма, побывав в гостях у курземского герцога Готарда Кеттлера и его супруги Анны. Один из музейных залов целиком отдан куклам. Кукольный дом в несколько этажей, целая коллекция, собранная художницей Тамарой Чудновской, и сувенирные куклы, которые много лет привозят в музей со всех концов света его сотрудники. Контактные данные музея в замке.

Легенда замка Бауска

Ровно в полночь на башню Бауского замка поднимается мастер, когда-то возводивший его стены, и продолжает работу. Если верить местной легенде, много веков назад каменщика похоронили вблизи замка, и его дух все не может смириться с тем, что дело его рук было разрушено войнами… Появляются возле замка и ещё два призрака — стражи, проспавшие неприятеля у замковых ворот. По ночам они возвращаются к месту, где был ведущий в замок мост, и пытаются его перепилить, чтобы враг не прошёл. Уже несколько веков все пилят и пилят…

Елгавский дворец

Елгавский дворец

Елгавский дворец

Елгавский дворец.Елгавский дворец (Митавский дворец) наиболее значительный исторический памятник Латвии. Это крупнейший дворец страны и всей Прибалтики, зимняя резиденция Курземского героцога Эрнста Бирона. Как и Рундальский дворец, Елгавский дворец построен по проекту Баритоломео Растрелли. Первоначально дворец состоял из 3 корпусов, стоящих в форме подковы, но в 1937 году на месте бывших конюшен дворца был построен четвертый корпус, замкнувший двор. Во дворце, заложенном в 1738 году, сам Бирон почти не жил из-за опалы, начавшейся после смерти Анны Ионанновны. Но известно, что в 1779 году, когда строительство было уже полностью завершено, его преемник, Петер Бирон, принимал во дворце знаменитого графа Калиостро. Внутреннее убранство дворца, над которым по заказу Бирона работали Ф. Х. Баризьен, И. М. Граф и итальянский художник д’Анджели, погибло в 1918 году, когда Елгавский дворец был разграблен и сожжён отступавшими частями Бермондта-Авалова. Сильно пострадал дворец и в ходе военных действий 1944 года. Реставрация, производившаяся в 1956-64 гг, практически не затронула интерьеров.

О первоначальных интерьерах Митавского дворца не сохранилось подробных сведений. Очевидно, при отделке фасадов использовались фестоны, маски и лепные детали, предназначенные для Рундальской резиденции. В декоративном оформлении этих дворцов можно найти много общего. Наибольший исторический интерес представляет усыпальница курляндских герцогов, расположенная на юго-востоке цокольного этажа в 1820 г. В ней находятся три десятка саркофагов, выполненных для герцогов рода Кетлеров с 1569 по 1743 гг. Сегодня во дворце расположен Латвийский сельскохозяйственный университет и Елгавский музей истории и искусства им. Г.Элиаса. В 1740 году в цокольном этаже дворца была устроена усыпальница для представителей династий Кетлеров и Биронов, которая также доступна для осмотра.

Спасо - Преображенская пустынь

Спасо-Преображенская пустынь

Спасо-Преображенская пустыньСпасо-Преображенская пустынь — Сергиевский женский монастырь в Валгунде. Монашеская жизнь современным светским людям представляется чем-то немыслимым. Нашему разуму трудно понять, что может заставить человека отречься от всех мирских радостей, надеть монашескую одежду и уйти в добровольное заточение. Тем не менее, сотни лет люди продолжают жить в монастырях и совершать духовные подвиги, проводя каждый день с раннего утра и до позднего вечера в молитве и отрешённости от всего земного.

Спасо-Преображенская пустынь появилась на свет в конце XIX века. Находится она буквально в нескольких километрах от Елгавы, на огромной поляне среди густого леса, который паломникам порой кажется почти сказочным. Сказочной кажется и сама монастырская территория. Кругом зелёные деревья, кусты роз самых разных цветов и сортов, удивительная чистота и умиротворяющая тишина, прерываемая лишь пением птиц да звоном колоколов, возвещающих о начале богослужений.

Куда ни глянь — все несёт свой смысл. Колодец с благодатной водой — его освящают пять раз в год. И три старых дуба, сросшихся в единый ствол, — как символ Святой Троицы. В лесу чуть дальше от монастыря — Божья горка. На одном из деревьев сестры укрепили икону Богородицы, поставили несколько деревянных скамеек. Существует предание, что именно здесь когда-то было явление Богородицы.

Официально Спасо-Преображенская пустынь началась 17июня 1894 года. Именно в этот день государь Александр III высочайше соизволил отвести в дар рижской Свято-Троицкой православной общине более 170 десятин казённых лесов под городом Митавой (Елгавой). Однако распоряжения высоких чинов и строгие формальности таковыми бы и остались, если бы не подвижническая деятельность сестёр Екатерины и Наталии Мансуровых. Екатерину и Наталию ждало блестящее будущее — балы, удачное замужество, роскошные выезды в свет. Однако сестры — дочери фрейлины её императорского величества княжны Марии Николаевны, урождённой Долгоруковой, и статс-секретаря его императорского величества Бориса Павловича Мансурова — сознательно отказались от заманчивых перспектив в свете и приняли монашеский постриг.

Много сил положили Екатерина и Наталия на основание в Риге православного женского монастыря. А когда рижская обитель была уже более-менее обустроена, сестры с энтузиазмом принялись за строительство её филиала — Спасо-Преображенской пустыни. По их замыслу рижский монастырь должен был со временем стать крупным просветительским центром православия, а пустынька — местом уединённой сосредоточенной молитвы.

В глухом сосновом лесу, теперь уже принадлежащем православной общине, сестры Мансуровы отыскали полянку, будто бы вырубленную крестом. Здесь на одном из деревьев они укрепили маленькую иконку «Явление Божией Матери Сергию Радонежскому» и горячо молились, чтобы Богородица явила свою милость и помогла в предстоящем нелёгком труде по обустройству обители. Это сейчас в Спасо-Преображенской пустыни постоянно проживают около 70 монахинь. А в первый год их было только шесть, но в темноте леса у иконы Пресвятой Богородицы постоянно теплилась лампада, где вечерами после дневных дел исполнялось сёстрами вечернее молитвенное правило. Постепенно поляну обнесли забором, на месте, где предполагалось возвести храм, установили большой восьмиконечный крест. В храме очень нуждались и сами монахини, и живущее по соседству с пустынью православное население. И вот 6 августа 1897 года в Валгундском лесу по благословению архиепископа Арсения совершили закладку храма во имя Преображения Господня.

Медленно, но верно Спасо-Преображенская пустынь благоустраивалась: на пожертвования построили деревянный корпус на семь келий, завершалось строительство дома для паломников и игуменского дома, а 20 июня 1899 года был освящён возведённый Преображенский храм. Это давали всходы неустанные труды первой игуменьи монастыря матери Сергии (Екатерины Мансуровой) и её верной сподвижницы матери Иоанны (Наталии Мансуровой).

После освящения церкви в пустыни начались регулярные богослужения. Как следует из переписки сестёр Мансуровых, задумка сделать пустынь местом уединённой молитвы полностью удалась. «У нас, слава Богу, все тихо, — писала Наталия. — Так мирно и хорошо, что только помоги Бог так дальше».

А в мае 1901 года в Спасо-Преображенскую пустынь впервые принесли крестным ходом чудотворную Якобштадтскую икону Божией Матери. Чудотворная прибыла из Екабпилсского Свято-Духова монастыря в Ригу, где она побывала во многих храмах, оттуда — в Елгаву. А уже из Елгавы её отнесли большим крестным ходом в Спасо-Преображенскую пустынь. Эта благочестивая традиция поднятия чудотворной пришлась по сердцу верующим настолько, что её соблюдали вплоть до 1914года, когда разразилась Первая мировая война. А потом, в круговерти революций и войн, святыня, как и многие и другие, была бесследно утеряна. По одной из существующих ныне версий, её увёз немецкий генерал — собиратель православных икон.

Весной 1907 года был получен специальный указ, разрешавший строительство в пустыни ещё одного храма. Деревянная церковь была задумана и построена в стиле древнерусских, будто бы затерянных в глуши деревенских храмов. К весне 1908 года храм был уже полностью обустроен и освящён во имя небесных покровителей пустыни и рижской обители — преподобного Иоанна Лествичника и преподобного Сергия Радонежского.

Жизнь пустыни все более налаживалась: работала церковно-приходская школа, странноприимный дом принимал паломников, богадельня принимала больных и одиноких женщин. Пустынь стала общепризнанным духовным центром.

В 1915 году Первая мировая война приблизилась и к этим местам. Сестры были в спешном порядке эвакуированы, а в помещениях обители расположился немецкий госпиталь. По сей день, память о тех страшных годах жива в монастыре: на его территории немцы хоронили своих убитых солдат. Несведущий человек, попавший в пустынь впервые, удивится необычным, словно выстроенным в аккуратные ряды крестам. А для сестёр пустыньки уход за могилами немецких солдат — обязательная часть их ежедневного послушания. Никто не забыт в этих стенах, ничто не забыто…

Восстановление разорённой войной обители требовало и сил, и средств, но во всем ощущалась острая нужда — порой сёстрам не хватало даже на хлеб. Но едва монастырь начал оправляться от потрясений, как разразилась Вторая мировая, так что свой теперешний вид обитель приобрела уже в послевоенные годы.

Сейчас сёстры обители полностью обслуживают монастырь своими силами. Они трудятся на кухне и в поле, в пекарне и прачечной, на скотном дворе и в продуктовом погребе. При этом многие из сестёр проявляют себя в различных творчествах. Так, в монастыре есть швеи, вышивальщицы, золотошвейные работы которых являются шедеврами православного церковно-прикладного искусства.

Режим дня у монахинь на протяжении всей жизни практически один и тот же. Каждое утро они встают в 5.30, чтобы уже в 6.00 быть на службе в храме. По её окончании, около 11, отправляются в трапезную на завтрак, затем несут послушания — работают на полях и скотном дворе, шьют, пекут просфоры, убирают храмы и кладбища. В 15.00 у сестёр обед, затем немного свободного времени и вновь послушания. С 17.30 до 19.00 в монастырском храме — вечерня, а после — крестный ход с Иверской иконой Богородицы вокруг монастыря. Далее монахини читают молитвенные правила и спать ложатся не ранее 23.00. В лучшем случае на сон у них остаётся шесть часов. Правда, в воскресные дни, когда богослужения в храме начинаются на час позже, монахиням удаётся поспать чуточку больше. А на рождественской неделе и Святки для них и вовсе наступают каникулы — послушания отменяются, работы по хозяйству ведутся только самые необходимые.

По христианской совести сёстрам приходится заботиться не только о своём монастырском кладбище, где похоронены выдающиеся православные служители Латвии и монахини, но и о захоронении немецких солдат Первой мировой войны, также находящемся на территории обители. На их могилах они так же, как и на всех остальных, высаживают цветы и кладут на Радоницу пасхальные куличики.

Святыни Спасо-Преображенской пустыни:

  1. Икона Спасителя и храмовой образ преподобного Иоанна Лествичника. Эти иконы периодически миро точат, когда же миро стекает особо обильно и постоянно, его собирают мягкой кистью и добавляют в елей. Духовник монастыря архимандрит Тихон каждое воскресенье после Божественной литургии помазывает верующих.
  2. Иверская икона Богородицы, перед которой чаще всего молятся о счастье в личной жизни, даровании детей, исцелении от болезней. Через несколько лет после Второй мировой войны этот образ нашли на чердаке в одном из домиков в пустыньке. Икону поместили в красивую ризу, и буквально сразу по молитвам к ней стали происходить чудеса.
  3. Толгская икона Богородицы.
  4. Казанская икона Богородицы, выполненная из финифти и расписанная эмалью. Пару лет назад этот образ принёс освятить в обитель обычный человек. Отец Тихон тогда тихонечко произнёс: «Вот бы нам в монастырь такую!» Не успел он произнести фразу, как мужчина тут же с радостью подарил обители образ.
  5. Феодоровская икона Богородицы (старинного письма). Находится в царских вратах храма Иоанна Лествичника.
  6. Икона Николая Чудотворца. Она отсутствовала в обители семнадцать лет. Икону украл некий мужчина, все эти годы мучился содеянным и пять лет назад, в канун празднования Николы летнего, решился вернуть святыню домой — просто подбросил образ к входу в храм Иоанна Лествичника.
  7. Икона Преображения Господня. Год назад сёстрам подарила этот образ матушка Сергия из Дивеевского монастыря.
  8. Икона Сергия Радонежского.

На территории пустыньки сегодня действуют три храма — Преображенский (обычно открыт на праздники Пасхи, Рождества и Преображения Господня), во имя Иоанна Лествичника и домовая церковь в честь Рождества Богородицы, где сестры читают молитвенные правила и богослужения проходят только на Рождество Богородицы.