Замок Венден - резиденция магистра Ливонского ордена.Замок Венден — резиденция магистра Ливонского ордена в Цесисе с развитой системой форбургов – важнейшая часть исторического ядра города. Цесисский каменный замок, по определению Dr.h.arh Я. Крастиньша является “одним из наиболее эффектных и эмоционально выразительных памятников средневековой архитектуры в Латвии”.

Впервые упоминание о Цесисе в письменных исторических источниках появилось в начале 13 в., когда оно упоминается в Ливонской хронике Генриха (в 1208 г. как Wenden), и в Новгородской летописи (в 1221 г., под названием Кесь). Известны и другие варианты: в некоторых русских летописях Цесис упоминается как “Пертуевъ” (здесь чувствуются отголоски имени опасного противника русских – магистра Цесисской провинции Ордена меченосцев – Бертольда).

Первоначально рыцари Ордена меченосцев разместились в замке вендов на Риекстукалнсе, а 1209 г. начали строить свой каменный замок Венден на соседней возвышенности, отделённой рвом от древнего замка вендов. Строительство замка связано с именем первого магистра Ордена меченосцев Венно (называемым также Винно) фон Рорбахом (1202-1209). Первым магистром ордена, как свидетельствуют хроники и как помнят люди, был назначен весьма набожный и редкостно справедливый рыцарь по имени Венно, который милостью Божьей и соизволением Пресвятой девы начал строить Цесисский замок, дабы утвердить здесь имя Господне на веки вечные и лишить язычников даже малейшей надежды на вероотступничество.

В старинных книгах, авторы которых оказались под влиянием ошибочной гипотезы фон Сиверса, подчас можно встретить утверждение, будто в 1209 г. именно здесь, в Цесисе, магистра Венно и его капеллана Иоганнеса убил орденский брат Викберт фон Сосат. На самом деле это случилось в орденском замке в Риге.

Замок Венден был построен в стратегическом месте образовавшейся позднее системы укреплений для защиты орденских территорий в Северной Латвии и Эстонии. Вокруг замка понемногу вырос город, упомянутый уже в хрониках 1221 г. как поселение возле замка. Как город, Цесис был отмечен в исторических документах 1323 г. Уже в 1208 г. немцам удалось поссорить латышскую землю Талаву и Угаунию (местность в нынешней Юго-Восточной Эстонии). Весной этого года военный союз против эстонцев был заключён между Орденом меченосцев в лице комтура этого Ордена Бертольда из Цесиса и латышскими вождями.

Сам рыцарь Бертольд начал свою активную деятельность в Цесисе с 1207 г. и был одним из главных и наиболее активных организаторов завоеваний. Большую роль командующего Цесисским замком доказывает структура Ордена, в которой должность командующего Цесисским замком занимал помощник магистра Ордена меченосцев. Хроника Генриха прямо называет Бертольда цесисским магистром (имея в виду, разумеется, провинциального магистра, а не верховного командующего Ордена). В книге Д. Васманиса пишется: Верховным главой ордена был избранный рыцарями магистр. Магистр имел помощника – “Великого комтура Ордена”, у которого было право в некоторых случаях замещать магистра. Кроме них в ордене были два провинциальных магистра, которые жили соответственно в Цесисе и Сигулде. Истории известны два цесисских провинциальных магистра. Первый из них – брат Бертольд – действовал с 1207 г. и способствовал междоусобице между древними латгалами и эстонцами. Деятельность Бертольда продолжалась до 1216 г., когда он пал в битве при Отепяя. Бертольда на его посту сменил Рудольф Кассельский, который был провинциальным магистром до падения Ордена после поражения в битве при Сауле.

В 1212 г. цесисские рыцари отняли у латгалов Аутине поля и борти. Это настолько возмутило латгалов и ливов, что они впервые решились на открытое сопротивление крестоносцам. Центром восстания стал замок Дабрелиса в округе Сатезеле. Как отмечают все историки, это было первым вооружённым восстанием местных жителей против немецких поработителей. Цесис стал центром подавления этого обширного восстания. В последующие годы замок Венден не раз становился центром военных действий. В хронике Генриха Латвийского рассказывается, что в 1221 г. новгородцы подошли с большим войском к Цесису. Орденские рыцари с вендами пошли навстречу им к воротам, но будучи неспособными, противостоять их количеству, сами подожгли дома и село и вернулись в замок Венден.

Затем наиболее серьёзным противником для обитателей Цесисского замка оставались литовцы, которые в своих походах много раз добирались до Цесиса, однако взять его не могли. А первым наиболее знатным заключённым темницы замка в Цесисе в 1213 г. оказался именно литовец – кунигайт (князь) Даугеруте, отец жены Висвалдиса – князя латгалов Ерсики, ставший жертвой политических игр Ордена. Даугеруте, закованный в цепи, будучи неспособным, вернуть себе свободу или же во избежание позорных и мучительных пыток, закололся своим же мечом. Орденские братья без угрызений совести захватили в плен Даугерутиса, который в качестве литовского посла отправлялся в Полоцк, и заключили его в Цесисском замке. Отнять свободу – это да, но лишить положенной вельможе чести, даже если он был язычником, рыцари себе не позволяли. Поэтому у Даугерутиса и был с собой меч в месте его заключения, который подчёркивал высокое положение пленника.

В 1236 г. в битве при Сауле Орден меченосцев был разгромлен и остатки Ордена влились в Тевтонский орден, образовав его ответвление – Ливонский Орден. Спустя год, в 1237 г. Герман Балк, первый магистр Ливонского ордена, избрал замок Венден местом своей резиденции. Это было обусловлено и тем, что Цесис оказался центром завоёванных территорий: здесь перекрещивались торговые пути из Риги, Пскова, Дерпта. Известную роль играло и судоходство по Гауе. Кстати, в материалах экспозиции музея Цесисского замка указано, что Герман Балк избрал замок Венден в качестве своей резиденции в 1239 г., который тогда и стал главной резиденцией магистров Ордена, хотя Цесису и приходилось делить эту честь с Ригой и, иногда, с Вильянди. Резиденция магистра Ливонского ордена находилась в Цесисе в 1297-1330, 1429-1434, 1470-1471, 1481-1560 гг., а также в Риге в 1330-1429, 1434-1470, 1471-1481 гг. В дальнейшем замок Венден также стал местом собраний капитула Ливонского Ордена – верховных руководителей (в 1239 – 1561 гг., с небольшими перерывами). В замке постоянно проживало около 30 рыцарей, но в случае войны их число возрастало. Вблизи замка также поселялись военные наёмники. Во времена Ордена во владениях Цесисского замка насчитывалось 10 волостей с 273 крестьянскими хозяйствами. Цесис как резиденция магистра и комтура стал также местом важных средневековых исторических событий. Здесь решались основные вопросы войны и мира, принимали послов, обсуждали внутренние вопросы Ливонского ордена.

Ливонский орден попал в критическое положение летом 1260 г. В Курземе, в местечке Дурбе жемайты, курши и эстонцы разгромили крестоносцев, и на поле боя остались сам магистр Ливонского ордена Бурхардт фон Хорнхузен, ландмаршал Тевтонского ордена Генрих Ботел (второе лицо в Ордене и его высший полководец), а также 150 орденских братьев. Окрылённые победой над немцами, восстали земгалы, курши и пруссы. Литовский король Миндовг, воспользовавшись ситуацией, отказался от католичества и от договора с Ливонским орденом, заключил союз с Новгородом и в 1261 г. пошёл походом на Цесис – главную резиденцию пошатнувшегося Ордена. На Цесис ходили также войска другого литовского кунигайта – Ленгевинаса (между 1244 и 1247 гг.), бывшего сыном сестры Миндаугаса, правившего на северо-востоке Литвы территориями нынешнего Зарасайского района. В этих боях потерпели тяжёлое поражение силы цесисского комтура, сам же комтур был убит.

С Цесисом связано первое упоминание о латвийском флаге в его нынешнем виде. В 1279 г. вождь земгалов Намей начал военный поход против Риги, чтобы отомстить за осаду Добельского замка. Когда ландмаршал (военный министр) Ливонского ордена Герхард фон Каценелленбоген призвал латышей на помощь, из Цесиса отправился полк латышских земессаргов с красным флагом с белой полосой посредине. После того, как в 1297 г. рижане захватили орденский замок Виттенштайн и разгромили его, резиденцией магистров Ливонского ордена снова становится замок в Цесисе. Первым после некоторого перерыва в замке поселился магистр Бруно, пожалуй, единственный магистр, фамилия которого не упомянута ни в одном из известных списков магистров Ордена.

С первых лет завоевания Прибалтики продолжались противоречия и споры между правителями Ливонии – Орденом и рижским архиепископом. Взаимные противоречия стремились разрешать с помощью оружия. В междоусобных боях обычно оказывался пострадавшим и город Цесис (так, в 1314 г. архиепископ Фридрих Пернштейн отнял у Цесиса несколько земельных владений), и округ. Главные же потери несли владения архиепископа. Если орденским братьям не удавалось взять Раунский замок – одну из главных резиденций архиепископа, расположенную всего в 18 км от Цесиса, то они стремились досадить архиепископу, разоряя владения его вассалов и крестьян.

В середине XIV в., с завоеванием Риги, разграблением имущества архиепископа и Рижской церкви и приобретением Эстонии Орден занял в Ливонии доминирующее положение. В Цесисе ежегодно собирался Орденский генеральный капитул, на котором высшие руководители Ордена сообщали о своей работе и на котором назначали и снимали орденских чиновников. Здесь принимали иностранных послов, решали весьма важные вопросы войны и мира. Командующий Цесисским замком всегда занимал весьма высокое положение в иерархии ордена. Традиция, которая началась с провинциального магистра меченосцев Бертольда, сохранилась и во времена Ливонского орденского государства, когда этот замок был центром комтурства.

Влияние цесисского комтура в Ливонском ордене косвенно показывает следующий небольшой пример. В 1330 г., после 33-летней войны с Орденом город Рига был вынужден сдаться на милость победителей – ливонских орденских братьев. Магистр Эберхард фон Монгейм диктовал тяжёлые условия мира. Среди прочих в обязанности побеждённого города впредь входило участие во всех военных походах магистра, но, ежели поход по своей инициативе предпринимал цесисский комтур, то Рига обязательно должна была послать ему подкрепление – 30 вооружённых всадников. По отношению к другим комтурам такой обязанности у Риги не было. По сведениям хрониста Хонеке, в 1368 г. комтуры Даугавгривы, Сигулды, Цесиса и Кулдиги шли в бой под своими знамёнами, и знамя Цесисского комтура было белым с черным крестом. Из Цесиса поддерживали тесные связи с Верховным магистром Тевтонского ордена в Мариенбурге (ныне – Мальборк, Польша), который отдавал свои распоряжения и приказы.

Отношения с литовцами и в этом столетии оставались напряжёнными, и на приступ замка подходили многие войска, в т. ч. великого князя литовского Ольгерда (Альгирдаса) (1345-1377), сына великого Гедимина. В мирное же время минимум дважды в год магистр Ливонского ордена был обязан созывать в замке Венден собрание должностных лиц ордена – капитул. Эти годовые собрания Ордена открывали богослужением и заседанием руководил сам магистр. Здесь все должностные лица представляли письменный отчёт о своей деятельности за прошедшее с момента предыдущего капитула время, и хозяйственные книги о доходах и расходах своих замков. Там же выдвигали, отстраняли и перемещали в должности членов Ордена. Только с разрешения капитула Ордена магистр мог покинуть Ливонию, заключать договоры, сдавать в лен земли Ордена, делить доходы замков, определять права и обязанности местных жителей. Кроме капитулов, с 1401 г. в Цесисе многократно собирались и ландтаги.

1413 г. стал поворотным пунктом в истории. Прежде магистров Ливонского ордена назначали за пределами Ливонии, но затем был установлен следующий порядок: капитул Ордена в Цесисе выдвигал двух кандидатов, из которых одного верховный магистр Тевтонского ордена должен был утвердить на должность магистра. С тех пор в обоих орденах началась борьба между т.н. “вестфальцами” и “рейнцами”.

Кроме резиденции магистра Ливонского ордена и комтура в замке была и резиденция фогта. Позднее была произведена своеобразная “перепись” наличного состава Ордена, из которой нам сегодня известно, что в 1451 г. в Ливонии насчитывалось 270 братьев Ордена: 195 рыцарей, 47 священников и 28 полубратьев или “серых” рыцарей. Из этих 195 рыцарей только двое родились в Ливонии, а остальные были чужестранцами: 161 вестфалец и 26 рейнцев. Насколько мало было рыцарей в отдельно взятых замках, видно из следующих цифр: в Риге – 19, в Цесисе – 14, в Сигулде – 12, в Кулдиге – 12, в Алуксне – 7, в Бауске – 3, в Резекне – 3 и т.д. Конечно, Орденское войско как таковое было многочисленнее: около 4000 мечей в начале XV в.: 300 братьев рыцарей, 1200 орденских наёмников и около 2500 вассальных всадников. Кроме того ещё сотни стрелков, лёгкая кавалерия лейманов и, наконец, около 20 тыс. крестьянских земессаргов.

В 1469 г. магистром ордена стал Иоганн Вольтхуз (именуемый также Вольтхузен-Герц). Но уже в марте того же года высшие руководители Ордена отстранили Иоганна Вольтхузена-Герца от власти, арестовали его в Хелмете (Эстония) и перевезли под конвоем в замок Венден. Там и заключили в подземелье одной из башен замка, обвинив его в коррупции, в подготовке войны против русских вопреки всем советам и в закреплении лично за собой нескольких комтурств со всеми доходами. После вынесения приговора Вольтхузену-Герцу капитул Ордена постановил перенести резиденцию магистра Ордена снова в Ригу, а присвоенные Вольтхузеном земли возвратить комтурам Ерве, Раквере, Пыльтсамаа, Вильянди (все – в Эстонии) и Алуксне. Несмотря на ходатайства об освобождении его родным братом и некоторыми немецкими князьями, Вольтхузен-Герц освобождён не был и умер в заключении несколько лет спустя (в 1472 или 1473 г.). Тем не менее, Орден оказал ему посмертную честь, похоронив в церкви св. Иоанна в Цесисе. Арест магистра расколол братьев Ордена на две партии. Приверженцы Вольтхузена апеллировали к Высшему суду Божьему, т.к. Орден продолжал эти акты произвола, связанные со смещением должностных лиц.

 Во времена магистра Бернда фон дер Борха в Цесисе устроили чеканку монет – четвертую в Ливонии (наряду с Ригой, Таллинном и Тарту), там чеканили шиллинги, пфенниги и др. монеты, причём до 1-й половины XVI в. Цесис был единственным провинциальным городом Ливонии, имевшим право чеканить монету. Первые монеты здесь изготовили в 1472 г. – шиллинги, талеры и другие монеты с надписью Moneta Wendes или Moneta Wenden. Сам монетный двор находился в западной части Цесиса. В районе ворот Катринас была Литейная (Монетная) башня, поэтому иногда её называют монетным двором, что неверно – монеты чеканили не в башне, а в специально оборудованной мастерской.

Если в мирное время фон дер Борх как-то справлялся с обязанностями магистра, то в 1480-х гг. Цесисскому округу пришлось перенести особую тяжесть сражений между Орденом и рижанами. В 1482 г. рижанам удалось взять Кокнесский замок (территория архиепископства в то время фактически была присоединена к владениям ордена). Войска ордена, в свою очередь, окружили замок Аугстрозе, а когда к нему на помощь отправились рижане под предводительством Хартвига Винхольда, магистр Бернхард фон дер Борх со своими рыцарями позорно бежал в замок Венден даже без попыток сразиться с подошедшему к замку войском рижан, что позволило последним основательно разграбить окрестности Цесиса. Это стало последней каплей в отношении Орденского капитула к своему магистру. Фон дер Борх был смещен с должности, уступив её ревельскому комтуру Иоганну Фрейтагу фон Лорингхофену.

Но и после победы над Ригой в 1491 г. орденский магистр продолжал жить в Цесисе – вначале хотя бы потому, что Рижский замок разгневанные бюргеры сравняли с землёй и его восстановили лишь в начале XVI в. Однако магистр ордена Вальтер фон Плеттенберг, оценив преимущества Цесисского замка, превратил его в место своего постоянного жительства; и этот выбор признавали приемлемым и последующие магистры, вплоть до распада Ордена в 1562 г. При Плеттенберге в Цесисе 6 июня 1501 г. был ратифицирован союзный договор между Литвой и Орденом против русских. Во время правления магистра Вальтера произвели ряд перестроек в Цесисском замке. В годы его правления возрастало также значение города Цесиса. При нем здесь начали чеканить золотые монеты.

Магистру пришлось пережить Реформацию, которая существенно повлияла на ситуацию в Прибалтике, когда абсолютное большинство населения, как немцев, так и не немцев (последние, впрочем, зачастую весьма формально) перешли в лютеранство. Хотя, как и подобает магистру католического духовно-военного ордена, Плеттенберг сам лютеранство не принял, он все же не считал возможным из-за религиозных дел начинать гражданскую войну (эта сдержанность в Западной Европе вызвала подозрения в симпатиях Плеттенберга по отношению к Лютеру) и относился терпимо к лютеранам. В историю Реформации в Ливонии Цесис попал благодаря заключённому в апреле 1533 г. договору, который (в основном благодаря давлению вассалов и ливонских городов) подписали Ливонский орден, коадъютор (т.е. помощник) рижского архиепископа Вильгельм из Бранденбурга и Рига, с целью защитить лютеранство и устранить угрозу гражданской войны. Магистр уделял много внимания укреплению Ливонского ордена. Используя слабость Тевтонского ордена, Плеттенберг у великого магистра Альбрехта фон Гогенцоллерна, маркграфа Бранденбургского, откупил три права, согласно которым добился: непосредственной зависимости от императора Священной Римской империи; непосредственного господства над Северной Эстонией; права для Ливонского ордена самому назначать своего магистра.

Вальтер фон Плеттенберг умер в Цесисском замке в феврале 1535 г. и был похоронен в алтарной части церкви св. Иоанна недалеко от замка, где уже покоились его предшественники Вольтхузен-Герц (1472 или 1473 г.) и Фрейтаг фон Лорингхофен (1494). От надгробной плиты магистра Вальтера сохранился лишь фрагмент, который ныне размещён в помещении церковной колокольни. В Общинном зале ранее можно было увидеть его памятник, установленный в церкви в 1855 г. Этот памятник можно считать оценкой, данной остзейским дворянством магистру и его роли в истории Ливонии. В церкви также можно было осмотреть бюст Плеттенберга – копию с мраморного оригинала, установленного в Германии, в Валхалле округа Регенсбург.

Тем временем в Ливонии ширилось религиозное движение Реформации. В 1524 г. жители Цесиса призвали к себе отступившегося от католицизма священника Беренда Бругмана (Бригмана), изгнанного из Кокнесе по приказу архиепископа Иоанна Бланкенфелда. Первое богослужение в духе Реформации Бругман провёл в городской Литейной башне (у церкви св. Екатерины). Реформация же привела в Цесис одного из видных представителей гуманистической литературы Прибалтики – Буркарда Валдиса. В его литературных сочинениях этого времени доминировали антикатолические настроения, но автор обращался и против немецкого дворянства. Очень скоро Буркарда Валдиса, которого руководство Ордена обвинило в измене, поймали в окрестностях Бауски (после 1527 г.) и заключили в тюрьму, подвергнув пытке. Чуть позже его перевели в Цесисский замок, где Буркард Валдис пробыл до 1540 г. Вполне возможно, что в подвалах Цесисского замка он остался бы до конца своих дней, однако благодаря активным стараниям города Риги и правителя его родины Филиппа, курфюрста Гессенского, Буркарда освободили, и он немедленно отправился в Германию, где еще 16 лет прослужил лютеранским пастором. В Ливонии он более не показывался до самой своей смерти.

В средние века полагали, что у человека, который попал в подвалы Цесисского замка, не было надежды оттуда выбраться, если только орденские братья сами не освобождали его по каким-либо своим соображениям. Единственный известный случай, когда пленнику ордена посчастливилось бежать из подземелья, относится к 1558 г., когда такое мероприятие удалось Хансу Гюнтеру, который непонятным образом вышел из подземелья Южной башни. Невиданное событие вызвало длительное обсуждение, в ходе которого согласились в том, что упомянутому Хансу помог сам владыка ада, ибо смертному человеку такое дело не по силам. В 1999 г. во время археологических раскопок башню расчистили от завалов и выяснилось, что теоретически такой побег был возможен и ничего мистического в этом нет.

Время правления Хинриха фон Галена (магистр с 1551 по 1557 г.) прошло под знаком военной угрозы. В эти годы войска московского царя (этот титул великий князь Московский принял в 1547 г.) Ивана IV Грозного завоевали татарские княжества к востоку и юго-востоку от Московии, и начали усиливать давление на Ливонию, которое при следующем магистре – Вильгельме фон Фюрстенберге обратилось в тяжёлую и губительную Ливонскую войну. Сословия Ливонии ощутили грозившую опасность и попытались как-то подготовиться к войне. В 1554 г. ландтаг в Цесисе решил послать за границу для вербовки наёмников комтура динабургского. Угроза внешней войны, однако, не могла устранить внутренних распрей. В это время мелкие ливонские государства в очередной раз воевали между собой.

Ливонский орден не удовлетворяло то обстоятельство, что на должность коадъютора (соправителя) архиепископа Вильгельма вступил немецкий принц Кристоф Мекленбургский, в честолюбивые планы которого входило подчинение себе всей Ливонии, для реализации того, что удалось Альбрехту в Пруссии – секуляризировать владения Ордена и архиепископства, превратив их в светское герцогство. Война разоряла и Цесисский край. По причине всеобщей деморализации для ведения военных действий из Германии были присланы наёмники – ландскнехты, и в борьбе между магистром и архиепископом (1556-57 гг.) эти воины превратились в разбойников и поджигателей. В июне 1556 г. войска Ордена пошли внезапным штурмом на Рауну, взяли и разорили её. Это событие прекратило последнюю междоусобную войну в истории Ливонии.

В 1558 г. по Ливонии прокатилась первая волна русских атак. В июле русским под предводительством князя Курбского удалось разбить отряд орденских войск под Цесисом, однако они не решились открыто напасть на замок Венден и город и ушли. Уже в самом начале войны латышские воины Цесисского края были привлечены к сражениям. Осенью 1558 г. немцы окружили русских в замке Рюга (Эстония) и попросили у магистра фон Фюрстенберга помощи для его взятия. Из Цесиса им прислали в помощь два орудия, 500 наёмников и несколько тысяч латышских воинов. В начале 1559 г., во время второй волны вторжения русских, захватчики среди прочего заняли также замки Скуене, Нитауре и др. Однако главные события войны пока миновали Цесис. Фюрстенберг и его преемник на посту магистра – Готард Кетлер тогда напрасно искали себе союзников. В 1558 и 1559 г. в Цесисе состоялись большие ландтаги, но без реальных последствий. В 1560 г. последовало третье вторжение московитов, когда русские войска под Эргеме (вернее – под Лугажи) окончательно сокрушили силы Ордена и захватили в плен самого магистра Фюрстенберга, а также тогда 2 августа сожгли и разграбили Цесис.

После разгрома своих войск Ливония видела спасение только в том, чтобы сдаться какому-либо иностранному государству (подобно тому, как государство Тевтонского ордена в Пруссии стало вассалом Польши). Большинство верховных правителей ливонских государств также решили в пользу сдачи польскому королю Сигизмунду II Августу. В октябре и ноябре 1561 г. в Вильнюсе пребывали сам рижский архиепископ Вильгельм Бранденбургский и магистр Готард Кетлер, а также представители нескольких городов Ливонии – Риги, Цесиса и Валмиеры. Делегацию Цесиса возглавляли городской бюргермейстер Бастиан Детмар и Мельхиор Гротузен, которые затем получили от польского короля грамоту-привилегию, которая сохраняла лютеранство, бесчисленные привилегии помещиков и присваивала Цесису т.н. “права города Риги”.

Формально верховенство поляков в Цесисском крае началось с подписания в Вильнюсе договора о сдаче Ливонии в 1561 г., в ходе реализации которого к северу от Даугавы было создано герцогство Пардаугавское. В первые годы существования надзор за ним был доверен Готарду Кетлеру, но уже в 1566 г. польский король, он же великий князь Литовский, назначил управляющим герцогства гетмана Яна-Иеронима Ходкевича, который был доверенным лицом польского короля, управляющим герцогством Пардаугавским с 1566 по 1578 г. и впоследствии также – активным участником Ливонской войны. Я. Ходкевич, прибыв в герцогство, созвал в 1566 г. в Цесисе ландтаг, который принял решение о ликвидации Рижского архиепископства и подчинении Ливонии Сигизмунду II Августу. Собравшийся в том же году в Гродно литовский сейм установил “вечное” объединение Великого княжества Литовского и герцогства Пардаугавского. Нынешняя территория Латвии к северу от Даугавы была разделена на четыре уезда – Рижский, Турайдский, Цесисский и Даугавпилсский. Такое деление сохранялось вплоть до конца Ливонской войны. Герцогству все ещё угрожали военные действия, поэтому возможности его хозяйственного освоения были ограничены.

Грозный появился под стенами Цесиса 31 августа 1577 г., и на месте теперешней железнодорожной станции приказал установить пушки. Чтобы снизить боевой дух защитников города, царь сообщил, что им разрешается вернуть своих захваченных москвичами в плен жён, матерей и дочерей. Магнус с 23 сопровождающими (у Карамзина – с 25) через Раунские ворота покинул город, повелев дежурным бюргермейстерам и ратманам открыть москвичам городские ворота, что те и сделали, чтобы снискать милость царя; но через открытые ворота в город ворвались московиты, убивая, разрушая и поджигая. Изумлённые жители бежали в замок Венден, где уже находились помещики и люди Магнуса (Христиан Шрафер, советник принца Магнуса, бургомистр Себастьян Детмар и др.). Стариков, больных и детей москвичи убивали, а здоровых мужчин и женщин уводили в рабство. Обитатели замка едва успели закрыть ворота, через которые вышел Магнус, как московские стрельцы оказались всего в двух шагах от стен замка.

Иван Грозный приказал осадить замок Венден с четырёх больших шанцев и с 4 сентября 1577 г. город и замок Венден нещадно обстреливать три дня и три ночи (в действительности это заняло целых пять дней). Стены замка стали трескаться и рушиться. Вскоре выяснилось, что удержать замок больше нет никакой надежды. Поэтому, находившиеся в замке (по сведениям хрониста Руссова – около 300 человек), решили лучше покончить с собой, чем попасть в руки русских. Они собрались в одном из залов замка, и комендант замка Генрих Бойсманн – поджёг находившиеся в подвале бочки с порохом, бросив в окно горящий фитиль. В ходе археологических раскопок ХХ в. открываются драматические картины боев прошедших времён. Так, в одном из подвалов западного крыла Цесисского замка под 3-метровым слоем обломков откопаны 3 женских и 3 детских скелета и фрагменты костей другого скелета. Найденные возле скелетов монеты и другие предметы, а также обстоятельства находок указывают, что умершие – жертвы Ливонской войны. В сентябре 1577 г. при осаде войсками Ивана Грозного они искали спасения в подвалах замка, но нашли под обрушившимися стенами гибель.

Рассказывает хронист Б. Руссов: “После этого великий князь в Цесисе с жёнами и девами сотворил такие постыдные и ужасные дела, каких не слыхано ни у турок, ни у других тиранов. Мужчин хлестали кнутами и, раненых и окровавленных, жгли на огне. У одного бургомистра вырвали сердце из груди и у одного пастора [Иоганна Шнелля] язык изо рта. Остальных замучили ужасным образом и их трупы, так же, как под Кокнесе и Эргли, бросили на корм птицам, псам и хищным зверям, и не позволяли их похоронить”. У Б. Руссова можно прочесть и про то, как замок Венден перешёл к людям польского короля Стефана Батория: “Мыслящие и дальновидные люди в Курземе и Рижском архиепископстве решительно постановили, что надо отнять у русских несколько замков, в которых было мало войск. Первую попытку они сделали в Даугавпилсе, который удивительно быстро заняли. Хорошее начало вселило надежду на продолжение этого дела. Так Турайдский управляющий Иоганн Биринг также решил отнять у русских Цесис, потому что узнал, что в замке находится небольшой гарнизон. 100 немецких и 80 польских всадников с 200 крестьянами под покровом ночи с двумя осадными лестницами проникли в Цесис, где столкнулись с большими хищными псами, рвущими и пожирающими трупы, которые русские выбросили на съедение диким зверям и птицам. Эти псы выли, лаяли и ревели так, что Биринг и его люди совсем упали духом, и он стал сомневаться в благополучном исходе. Однако он решил попытать счастья у Цесиса. Всадники спешились, потащили обе длинные лестницы по глубокому снегу, прислонили к стенам и стали карабкаться наверх. Взобравшись наверх, войны, спускаясь с галереи на галерею, которые находились на внутренней стороне стены, достигли земли. Некоторые из них вместе с барабанщиком поспешили сразу к воротам замка, которые день и ночь стояли открытые, чтобы русские могли беспрепятственно проходить из замка в город и обратно. Ворота заняли, и таким образом путь между городом и замком был перекрыт. Прочие воины спешно спустились по лестницам вниз. В Цесисе поднялся большой шум, и русские проснулись. Немцев у ворот было мало, однако русские, которые находились в городе, подумали, что замок занят. Русские в замке думали, что город занят многими тысячами немцев и поляков. Поэтому русские в замке и городе испугались и искали как бы им спастись. Немцам не трудно было открыть городские ворота, которые им помог открыть какой-то латышский слесарь, оставшийся у русских. Люди Биринга обследовали подвалы и чердаки в поисках спрятавшихся русских и обходясь с ними так, как следовало. Это произошло в декабре 1577 г.”

Эти события взбесили Ивана Грозного. Его войско все ещё находилось в окрестностях Цесиса (отнять у русских Раунский замок не удалось, и они оставались там до 1582 г.). Ожидая неизбежного нападения, Биринг спешно укрепил Цесис. Весной 1578 г., в День Свечей, по сведениям Руссова, русские снова окружили Цесис и многократно пытались штурмовать, но безуспешно. Положение осаждённых, однако, было тяжёлым, началась нехватка продовольствия. Биринг с 40 всадниками ночью прорвался сквозь осаду и отправился в Ригу за помощью. Существует версия, что получив продовольствие и солдат, Биринг вернулся назад, по дороге распространяя слухи о приближении большого войска, из-за чего, возможно, русские и сняли осаду и ушли. В сентябре – октябре 1578 г. пока местные жители, поляки и шведы вели переговоры о совместных действиях, русские явились под Цесис с 1800 воинами, тяжёлыми и лёгкими пушками. Шведы отступили до Буртниекского замка.

Потеря Цесисского замка означила перелом в ходе войны, прервав серию побед Ивана Грозного. О битве 1578 г. под Цесисом писал Карамзин: В конце лета Воеводы Московские, Князья Иван Юрьевич Голицын, Василий Агишевич Тюменский, Хворостинин, Тюфякин должны были идти немедленно к Вендену, но, споря о начальстве, не исполняли указа; Иоанн прислал в Дерпт дьяка Андрея Щелкалова, и любимого Дворянина своего, Данила Салтыкова, велев им сменить Воевод в случае их дальнейшего ослушания. Наконец они выступили, дав время изготовиться неприятелю и Литовцам соединиться со Шведами; осадили замок Венден и чрез несколько дней (21 октября) увидели неприятеля за собою; Сапега с Литвою и Немцами, Генерал Бое с Шведами напали на 18 000 Россиян, едва успевших построиться вне своих окопов. Долго бились мужественно; но худая конница Татарская в решительный час выдала нашу пехоту и бежала. Россияне дрогнули, смешались, отступили к укреплениям, где сильною пальбою ещё удерживали неприятеля. Ночь прекратила битву; Сапега и Бое ждали утра, но Голицын, окольничий Федор Шереметев, князь Андрей Палицкий, вместе с дьяком Щелкаловым, в безумии страха уже скакали на борзых конях к Дерпту, оставив войска ночью в ужасе, коего следствием было общее бегство.

Битва 1578 г. вызвала интерес далеко за пределами Ливонии. Для удовлетворения любопытства населения в Европе в 1578-79 гг. было издано несколько газет. Они наверняка являются единственными в истории Западной Европы, полностью посвящёнными Цесису и событиям вокруг него. Первая из них (Newe Zeitung. Von der herrlichen victori und Sieg…) вышла в конце 1578 г. Вскоре последовали остальные. В то время газеты не выходили как регулярные периодические издания. Их публиковали в виде бюллетеней, они выпускались для отражения каких-либо важных событий, интересовавших общество. Такую газету в 1579 г. напечатал и опубликовал и нюрнбергский книгоиздатель Леонард Хейслер. По обычаю того времени пространный подзаголовок, гласил: “Разгром московитов и осада города Цесиса.

Тяжёлый разгром под Цесисом сорвал попытки присоединить Прибалтику к государству Московскому. Поляки один за другим отвоёвывали лифляндские замки, и в начале 1580-х гг. уже полноправно распоряжались здесь. Заключённое в 1582 г. в Яме Запольском 10-летнее перемирие между поляками и московитами утвердило власть Речи Посполитой над Лифляндией в т.н. Ливонском статуте (Constitutiones Livoniae), а подписанное в 1583 г. Плюсское перемирие показало неспособность государства Московского продолжать борьбу против Швеции. Поражение в Ливонской войне произвело тяжёлое впечатление на Ивана Грозного. Впервые в жизни ему не удалось достичь задуманного. Во время войны Цесис и его окрестности подверглись сильному опустошению. Путешественник, побывавший в Ливонии в 1586 г., рассказывал, что плодородные пашни заросли здесь кустарником и лесом, а у крестьян не было лошадей, вместо которых в плуги впрягали женщин. Земли между Ригой и Тарту, по его словам, превратились в сплошную пустыню, где не слышно было “ни пения петуха, ни лая собаки”.

Во время Ливонской войны новое Задвинское герцогство было подразделено на 4 уезда: Рижский, Цесисский, Турайдский и Даугавпилсский. В 1582 г. вместо четырёх уездов решением польского сейма созданы 3 президиата – Цесисский, Тартуский и Пярнуский. Цесисская область включила в себя земли между Гауей и Даугавой, а также и Латгалию. Управляющий Цесисским воеводством не жил в здешнем полуразрушенном замке, а выбрал своей резиденцией Сигулду, так же, как ранее маршал Ордена. В 1598 г. президиаты переименовали в воеводства. Воеводства подразделялись на городские (замковые) округа, или староства, а те, в свою очередь, на мызные районы и волости. Из 16 староств Цесисского воеводства (в Риге, Даугавгриве, Цесисе, Айзкраукле, Лиелварде, Смилтене, Рауне, Скуене, Резекне, Лудзе, Даугавпилсе и др.) в Цесисский край после 1582 г. входило 3. Во главе староства стоял староста, назначаемый самим польским королём. Вместо зарплаты старосты получали доходы от коронных земель, которые назывались имениями старост. Старосты Цесисского края жили в Цесисе, Рауне и Скуене.

1600 г. начался с вторжения шведских войск в Лифляндию. Во главе шведов стоял известный по последнему этапу Ливонской войны герцог Карл Седерманландский (1550-1611). В день трёх волхвов (6 января) шведы были уже под Цесисом, где у них произошла неожиданная стычка с поляками. 400 польских кавалеристов устроили вылазку из замка и разбили шведских кавалеристов. Бежавшие шведские конники смешали ряды своей пехоты и увлекли её за собой. Поляки, однако, не надеялись использовать свою победу, ибо слишком хорошо сознавали, что соотношение сил в Лифляндии для них неблагоприятно. Поэтому они разорили Цесис и направились в Ригу. Погром в Цесисе был основательным – после ухода поляков здесь осталось всего 18 взрослых мужчин, а также женщины и дети, но войско столь старательно разграбило город, что эти люди практически голодали.

Более серьёзные военные действия шведских войск в Лифляндии начались лишь на рубеже 1600-1601 гг. В 1601 г. они заняли Цесис, Рауну и другие замки. В мае 1601 г. Карл IX созвал в Цесисе ландтаг, на котором немецкие дворяне Лифляндии решили сдаться шведам, поскольку, дескать, польский король не выполняет своих обещаний и угнетает немцев. Более всего дворянство волновало назначение на местные административные должности польской и литовской шляхты, а также раздача имений католикам (следовательно, не немцам). Однако в том же 1601 г. ход войны в Лифляндии резко изменился. Польша, закончив войну с Османской империей, могла перебросить в Лифляндию весьма значительные военные силы. Неудачи на поле брани заставили Карла стать более чутким к требованиям остзейских помещиков. В 1602 г. он присвоил рыцарству Цесисского уезда дворянские права, что обратило крестьян уезда в крепостных, поскольку эти права предполагали неограниченную власть помещиков над крепостными.

В период в 1603 по 1609 гг. Цесисскому краю пришлось пережить наиболее тяжёлые бедствия, поскольку в эти годы удача на войне улыбалась то одной, то другой стороне, и обе вражеские армии многократно исходили Лифляндию по всем направлениям. Опустошения производили не только действия неприятеля, но и собственная неосторожность. В подвалах Южного корпуса (Праздничного зала) Цесисского замка польские солдаты оборудовали пороховой склад. В один несчастный день 1604 г. управляющий замком, куривший трубку, спустился проверить его… В результате взрыва обрушились перекрытия помещений Южного корпуса, погиб и Праздничный зал.

В 1611 г., скончался король Карл IX, и война на время прекратилась, чтобы с новой силой возобновиться в 1620-х гг., когда один из наиболее могучих и воинственных королей в истории Швеции – Густав II Адольф – возобновил борьбу против Речи Посполитой. В 1628 г. польский полководец Гонсевский на короткое время отвоевал часть Лифляндии, но скоро, после побед шведского полководца Хурна под Цесисом и Лимбажи, был вынужден отступить. Военная удача перешла на сторону шведов, управлявших затем этим краем с 1629 по 1708 гг. Так закончилась война, тяжёлые последствия которой ещё долго напоминали о произошедшем. Обширные области были людьми брошены, многие поля заросли, всюду свирепствовали голод и чума. В этой войне разрушили стены и башни города Цесиса, очень тяжело пострадал и сам город, а два других города области – Страупе и Рауна – не смогли преодолеть военных бедствий и с тех пор более как города не существуют.

На последнем этапе шведско-польской войны, 7 июля 1627 г. в награду за участие в определении судеб Швеции, Цесисское католическое епископство, замок, город и прочие владения в дар от короля получил государственный канцлер Швеции Аксель Уксеншерна (Axel Oxenstierna; 1583-1654). Цесис платил Уксеншерне подати – 50 талеров в год, а также ежегодно отдавал треть доходов городской казны. В руках рода Уксеншернов этот край находился вплоть до 1680 г., когда при редукции имений шведское правительство обратило его в свою собственность. В архиве Уксеншернов в шведском замке Тидо до наших дней сохранились важные исторические документы Цесисского края – хозяйственные книги лифляндских имений Уксеншернов. Дар Густава II Адольфа своему канцлеру Уксеншерне был поистине королевским. Ему дали все прежнее епископство, на территории которого было 13 имений, что в середине XVII в. охватывало 1143 аркла (около трети всех обрабатываемых арклов Лифляндии), из который 71 аркл занимали непосредственно поля имений. Владения Уксеншерны составили около 20 % всей территории Видземе (Лифляндии). Среди поместий центральное место занимала усадьба Цесисского замка. Вместе с поместьями в дар входили два города – Цесис и Валмиера.

В 1654 г. началась новая шведско-польско-русская война, которая, хотя и не была столь долгой, как война в начале века, однако снова сильно разорила окрестности Цесиса. В 1657 г. поляки заняли Цесис и Рауну: их оттуда выгнали. Заключённый 3 мая 1660 г. между Швецией и Польшей Оливский мирный договор (на сей раз уже безоговорочно) признал Лифляндию собственностью Швеции.

После Оливского договора для Лифляндии наступил 40-летний мирный период, осложнённый тем, что с 1681 г. началась т.н. большая редукция имений. В соответствии с решением шведского риксдага от 1675 г. все владельцы имений, получившие их с 1604 г., половину своих доходов должны были уплачивать для покрытия военных расходов (на финансы Швеции тяжело повлияла война с Бранденбургом, Голландией и Данией 1675-1679 гг.). Помещики сопротивлялись этому, платежи в государственную казну поступали нерегулярно. Поэтому, для увеличения государственных доходов, в 1680 г. риксдаг решил провести редукцию имений в Лифляндии. Уже к 1681 г. в руки правительства перешли родовые имения Уксеншернов, и среди них – усадьба Цесисского замка.

В 1700 г. началась Северная война. 1704 годом датируются военные действия под Цесисом, отзвук которых отражён в произведении русской литературной классики – романе А. Толстого “Петр Первый”. В 1708 г. русские войска разбили шведов под Цесисом. После Северной войны 1721 г. по Ништадскому миру область Цесиса вместе со всей Видземе была присоединена к России.

Войны и пожары превратили Цесис в незначительное местечко. В 1730 г. императрица Анна Иоанновна передала Цесисский замок и имение Приекули (не путать с Приекуле!) во владение своему фавориту Эрнсту Бирону, будущему герцогу курляндскому. Спустя 7 лет замковое имение Цесис как подарок от императрицы Елизаветы Петровны получил канцлер России граф Бестужев-Рюмин. 3 августа 1748 г. город, ратуша, церковь и замок снова полностью сгорели, что ныне осложняет исследование истории Цесиса, т.к. погибли средневековые архивы города. Документы, которые по случайности пережили суровые войны XVI-XVIII вв., обратил в пепел страшный пожар. Поэтому прошлое Цесиса приходится узнавать из архивных документов других городов или даже стран, а также по аналогии с историей других ливонских городов средневековья.

После Бестужева-Рюмина замок с имением принадлежал семейству барона Вольфа, который настолько жестоко обращался со своими крестьянами, что в 1776-1777 гг. вспыхнули крестьянские волнения в имении. Не чувствуя себя в дальнейшем в безопасности, барон Вольф счёл целесообразным продать Цесисское замковое имение майору графу К. Сиверсу за 96 000 альбертовских талеров. Новый хозяин в 1778 г. распорядился (используя развалины старого замка) на фундаменте его восточного корпуса построить Новый замок. Цесиское замковое имение, постепенно расширяясь, принадлежало Сиверсам до латвийской земельной реформы 1920 г.

В 1903 г. развалины Цесисского замка наряду с другими достопримечательностями посетил художник, философ Николай Рерих со своей женой. После Первой мировой войны Цесисский замок оказался полностью заброшенным. Как пишет Э. Мугуревич, латышские историки 20-30-х гг. ХХ в. исследованием средневековых замков ливонского периода практически не занимались, ибо считали их наследием немецкой феодальной культуры. У произведённых в Цесисе в 1927 г. раскопок имелись другие цели: здесь надеялись найти богатства прежних обитателей замка.

Рядом с развалинами Цесисского замка, в т.н. Новом замке, с 1949 г. размещается Цесисский краеведческий музей. Он основан местными учителями ещё в 1925 г. и наибольшие заслуги в его создании принадлежали К. Ашману.

Сохранились остатки первоначальной однонефной капеллы замка с фрагментами позднероманских белокаменных архитектурных деталей. В последней четверти 14 – начале 15 в. замок был перестроен по типу кастеллы (характерного типа для замков Тевтонского ордена в Пруссии). До наших дней дошли также стены двух корпусов, сочленённых под прямым углом, два нижних яруса квадратной в плане главной западной башни, расположенный рядом с ней въезд во внутренний двор и следы сводов внутренних помещений и наружной арочной галереи. Выложенные из валунов и плитняка стены башни и корпусов прорезаны свободно размещёнными большими и маленькими оконными проёмами.

В конце 15 – начале 16 в. к замку были пристроены предназначенные для артиллерийских орудий круглые башни, толщина стен которых превышала 4 м: Северная (изнутри шестигранная), Южная (так называемый Длинный Герман), украшенная двумя декоративными аркатурными поясами, а также башни Ладемахера и Западная; появилась цилиндрическая надстройка главной западной башни, в которой было отведено помещение для личного покоя магистра, – квадратная комната с богато декорированным звездчатым сводом (окончен в 1522 г.). Многократно перестроенный, замок нынешний архитектурный облик обрёл в начале 16 в., когда магистр ордена Вальтер фон Плетенберг (1494 – 1535 гг.) перестроил две диагонально расположенные по отношению друг к другу в плане башни – Северную и Южную.

Средневековый город и замок Ливонского ордена были окружены защитной стеной из доломита. Восемь укреплённых башен охраняли город, четыре из них имели ворота, через которые можно было войти в город, в то время как в пятой башне находился вход в замок. Во время Ливонской войны замок был частично разрушен при осаде войсками Ивана Грозного; с начала 18 в. фактически заброшен.

В 1777 г. надстроена башня Ладемахера, бывшая башней форбурга и подле неё на остатках форбурга был возведён сохранившийся до сих пор в частично перестроенном виде так называемый Новый замок – двухэтажный дворец с мансардной крышей – резиденция графа Карла Эберхарда фон Сиверса. В 20-х гг.19 в. башня была снова перестроена – дополнена третьим и четвертым этажами, выполненными в готическом стиле, четыре башенных амбразуры были расширены и переделаны в окна.

В 1912-1914 гг. над главной башней замка Венден была возведена конусообразная кровля и укреплены звездчатые своды в покоях магистра; в 1937 г. частично реставрирована башня Длинный Герман (которую принято именовать Южной); в 1952-1962 гг. укреплены основания Северной башни, консервированы стены. С 1949 г. в Новом Замке расположен художественно-исторический музей, флаг на башне напоминает, что Цесис является родиной национального флага Латвии. В саду замка проводятся различные празднества, концерты камерной музыки, а также Балтийский фестиваль средневековья и рыцарства.