Замок Турайда

Замок ТурайдаЗамок Турайда. Турайдский музей-заповедник находится в 50 км северо-восточнее Риги, на правом берегу живописной реки Гауи. Он занимает территорию в 41 гектар, на которых расположено 37 исторических зданий и строений. На Форуме европейских музеев в Барселоне Турайдский музей-заповедник был награждён особым дипломом признания за достижения и знаком лауреата, который ежегодно вручается 10 лучшим музеям Европы. По статистике, его посещают около 170 тыс. туристов в год. Замок Турайда, один из самых популярных исторических музейных комплексов Латвии.

В 1214 г. по распоряжению Рижского епископа Альберта Буксхевдена, за 13 лет до этого основавшего в устье Даугавы будущую столицу Латвии — Ригу, Рацебургский епископ Филипп основал Турайдский замок. Когда строительство замка было закончено, он получил название «Fredеland», что можно перевести с немецкого как «Мирная земля». Немецкое название не укоренилось на ливской земле, но сохранилось и дошло до наших дней название Турайда, что на языке древних ливов означало «Божественный сад».

Замок Турайда сохранял своё стратегическое значение на протяжении многих последующих столетий. Но после пожара 1776 г. замок почти полностью выгорел. В начале 19 в. во дворе средневековой крепости было устроено поместье: возведены жилые дома, конюшни, амбары и другие хозяйственные постройки. В 1924 г. правление Общества по охране памятников внесло развалины замка Турайда в список исторических объектов, охраняемых государством. К восстановлению средневековой крепости приступили лишь по окончании 2-й Мировой войны, без малого спустя 200 лет после гибели замка в огне пожара. Реставрация была начата в 1953 году и первой была восстановлена главная башня замка.

Широкомасштабные археологические раскопки и научные исследования развернулись на территории замка в 1974 году. С 1976 года работами руководил почетный член Латвийской Академии наук профессор Янис Граудонис. Среди примерно пяти тысяч старинных находок, сделанных в ходе археологических раскопок, наиболее интересными представляются:

  1.     несколько древних печей,
  2.     пивоварня,
  3.     баня с колодцем,
  4.     около трех десятков медных и серебряных монет и даже один золотой дукат,
  5.     металлические наконечники стрел,
  6.     глиняная посуда,
  7.     гвозди для подков и др.

Особый интерес вызывают вышеупомянутые печи, принцип обогрева которых использовался ещё в общественных банях в Древнем Риме. Тёплый воздух печей замка Турайда поднимался по специальным пустотам в кирпичной кладке и распространялся по стенам и под полами средневековой крепости, прекрасно обогревая помещения.

Научное описание найденных предметов занимает около 1000 страниц текста. Кроме того, участниками раскопок составлено около 500 различных планов и схем, и сделано около 7 тысяч фотоснимков.

Полностью восстановленная главная башня крепости, достигающая в высоту 26 метров, сегодня используется как смотровая площадка для многочисленных туристов. С верхнего этажа этой уникальной башни открывается потрясающий вид на живописнейшие окрестности, не случайно прозванные за свою красоту Латвийской Швейцарией.

На смотровую площадку ведут очень узкие и низкие ходы с каменными ступенями. Ширина этих ходов вряд ли превышает 0,5 метра, а высота — немногим более 1,5 метра. Помимо Смотровой башни восстановлены также крепостные стены, Полукруглая башня, Северная башня и Южная башенная постройка. А в восстановленном и отреставрированном бывшем хозяйственном здании с 1962 года разместилась экспозиция Турайдского музея-заповедника.

Начатые почти полвека назад археологические раскопки и научные изыскания не прекращаются в Турайдском городище до сегодняшнего дня, и все новые и новые находки постоянно пополняют музейный фонд, чья экспозиция открыта для посетителей все 365 дней в году.

Замок Турайда стал одним из центров культурной жизни Латвии. Здесь постоянно проводятся концерты старинной и современной музыки, устраиваются многочисленные народные и этнографические праздники, организуются самые различные выставки и многие другие культурные мероприятия. В подворье замка работают ремесленники.
Реконструирован замок на рубеже 20-21 веков.

Легенда о Турайдской Розе

Весной 1601 года шведские войска захватили Замок Турайда. После битвы дворцовый писарь Грейф нашёл среди убитых истощённую голодом девочку. Грейф принёс девочку домой и обязался её воспитать. Это было в мае месяце, поэтому девочку назвали Майей.

Прошли годы, Майя выросла и стала красивой девушкой. Из-за её красоты народ называл Майю Турайдской Розой. На противоположном берегу Гауи, в Сигулдском дворце жил её жених садовник Виктор Хейл. Вечерами они встречались в пещере Гутмана. Чтобы порадовать свою невесту, молодой садовник выкопал слева от пещеры Гутмана маленькую пещеру. Ожидая свою невесту, он украшал эту пещеру цветами. Ещё в наши дни её называют пещерой Виктора.

В это время среди наёмников в замке Турайда были двое дезертиров польской армии – Адам Якубовский и Петерис Скудритис. Оба служили довольно хорошо, но спились, были неряшливы, грубы и суеверны. Поэтому управляющий замка намеревался их вскоре уволить.

Адам Якубовский, увлечённый красотой Майи, пробовал с ней сблизиться. Но не помогли не обещания, не угрозы. Его предложение Майя также отвергла. Это пробудило в Якубовском ненависть. Он решил отомстить и завладеть Майей силой. Петерис Скудритис согласился помочь.

6 августа 1620 года Майя получила известие (якобы от Виктора Хейла) с приглашением срочно явиться в пещеру Гутмана. Придя на место встречи, Майя увидела Якубовского и Скудритиса и поняла, что её обманули. Адам Якубовский сразу напал на девушку, порвал её платье и в дерзких словах сообщил, что он намеревался с Майей сделать. Девушка изо всех сил сопротивлялась, но, когда и Скудритис схватил её сзади за плечи, Майя была побеждена. Падая, девушка громко воззвала к Господу, но потом снова поднялась на ноги и в большом волнении крикнула Якубовскому: «Отстань от меня! Я дам тебе самый большой подарок, который не сможет подарить ни один король.» Якубовский на мгновение отпустил девушку и спросил, что же это будет за подарок. Майа развязала свой светло–красный платок, который был накинут на шею и подала его Якубовскому, сказав, что это волшебный платок, и, когда Якубовский его себе повяжет, никто не сможет ранить его ни копьём, ни мечом. Адам сначала не поверил и сказал, что если даже броня не может от этого защитить, то такая безделушка, как этот платок этого тоже не сможет, и пытался снова схватить девушку. Тогда Майа крикнула: «Остановись! Сейчас ты сам убедишься в силе платка. Я его повяжу. Меч при тебе, руби изо всей силы и ты мне не причинишь никакого вреда».

Адам взял свой меч, который до этого лежал на земле. за это время девушка накинула платок, скрестила руки и, глядя вверх, тихо про себя что-то шептала. Скудритис счёл это заклинаниями. Адам, сказав следующие слова: «Это будет что-то великолепное! Это я хочу испробовать, но ты всё равно останешься в моей власти!», вынул меч из ножен и изо всей силы ударил мечом по покрытой платком шее девушки. Сразу полилась кровь и, даже не вскрикнув, Майя упала на землю.

Адам Якубовский вначале в растерянности остался стоять, пока тело девушки ещё раз не содрогнулось, и жизнь её не оставила. Тогда Адам сердито закричал: «Этого я не ожидал! Она хотела остаться верной своему жениху, а я был зверем, страшным зверем». Он сбежал вниз, в большую пещеру, бросил свой меч в родник, который вытекал у основания пещеры и, крикнув Скудритису: «Не подходи, я тебя задушу!», побежал вглубь леса. Через некоторое время Скудритис нашёл Адама в лесу. Он повесился на ремне своего меча.

Скудритис только наблюдал за происшедшим, даже не пробуя отговорить Адама от использования меча, так как поверил в то, что платок имеет волшебную силу и девушка с его помощью спасётся. Только потом Скудритис понял замысел девушки – лучше умереть, чем дать себя обесчестить.

Вечером 6 августа 1620 года Виктор Хейл в привычное время пришёл к пещере Гутмана на встречу со своей невестой и нашёл Майю убитой. Земля была обильно залита кровью, которая смешалась с песком. Хейл отчаявшись, побежал в Турайду за людьми. На второй день прибыл земельный судья. Осмотрев пещеру, он нашёл топорик садовника. Виктора Хейла обвинили в смерти Майи. Хейл признал, что топорик принадлежал ему, но отрицал любую связь с убийством. Судьи, в свою очередь, считали, что правдивое признание можно получить только под пытками и дали приказ приготовить орудия пыток. Ход событий изменил Петерис Скудритис, которому кровавое преступление не давало покоя. Он явился в суд, чтобы получить наказание, и рассказал правду. Показание Скудритиса спасло Хейла от пыток. Сказанное Скудритисом подтвердила 8-летняя родная дочка Грейфа. Она проводила Майю к пещере и с небольшого расстояния всё видела. Подозрения против Хейла сразу исчезли. Судья признал возможность того, что топорик, который был засунут за пояс, выпал в момент ужаса и отчаяния, когда Хейл нашёл свою убитую невесту, и он этого не заметил. Теперь дело было выяснено полностью.

Садовник Виктор Хейл и старый писарь Грейф оба явились на суд и просили не приговаривать Петериса Скудритиса к смерти или другому наказанию, потому что Хейл не хочет, чтобы память его любимой была осквернена кровью Скудритиса. Притом они не считают Скудритиса настоящим виновником, поскольку Скудритис, будучи человеком очень ограниченным, полностью подчинялся одарённому сильной волей Якубовскому, а чудовище Якубовский, покончив самоубийством, сам передал себя в руки дьявола.

Когда бренные останки павшей от чужой руки Майи со всеми почестями и при соблюдении христианских обычаев были захоронены, скорбящий жених сам установил на её могиле крест и прочитал молитву. Вскоре после этого Хейл уехал из этой страны навсегда и вернулся к себе на Родину в Вюртемберг, потому что его разбитое сердце здесь не могло найти покоя.

Предназначенный дьяволу труп убийцы Адама Якубовского вместе с его оружием и мечом закопали в глубоком болоте недалеко от усадьбы Нурмижи. Петерис Скудритис просидел в тюрьме 4 месяца и проявил за это время глубокое раскаяние. После всего этого королевский земельный суд принял решение: немедленно освободить Скудритиса из заключения и, не возлагая другого наказания, выслать его через литовскую границу обратно на Родину.

Легенду о Турайдской Майе ввёл в литературный оборот член Видземского придворного суда Магнус фон Вольффельд. В середине 19 века, когда перестраивался рижский дворец, в его подземных подвалах нашли древние архивные документы Видземского придворного суда. Среди них было также и сообщение жены управляющего замка Турайда об убийстве у пещеры Гутмана. Материалы судебного дела свидетельствуют о том, что в основе легенды может лежать истинное происшествие.

Со временем правдивость опубликованных Магнусом фон Вольффельдом судебных материалов непрерывно оспаривалась. Во-первых, потому, что вместо судебного протокола было дано переложение материала. Самих документов, на которых основана публикация Магнуса фон Вольффельда, никто другой не видел. Также доказано, что сюжет о женщине с волшебным платком не является чем-то исключительным. В легендах, эпосах и хрониках других народов подобные сюжеты были описаны уже в начале 14 века. Но и более серьёзные исследователи допускают возможность, что такая трагедия Турайдской Майи в начале полного суеверием 17 века вполне могла быть реальным событием.

В том же 1848 году вышла поэма прибалтийского немца поэта Адальберта Каммерера «Турайдская девица». Адальберт Каммерер был лишь посредственным поэтом, ловко складывающим стихи, но с традиционным поэтическим мышлением, без глубоких чувств. Он изображает сюжет с романтическими украшениями, чрезвычайным пафосом, часто призывая разные античные божества и восславляя всё немецкое. Турайдская Майя для него, во-первых, немецкая девушка, которая благороднее античных героинь. Эта поэма, которая совершенно чужда латышской среде и в которой не видно настоящего творчества, сегодня покрыта пылью забвения.

В латышскую литературу предание о Турайдской Розе вошло с написанным Юрисом Даугем в 1856 году рассказом «Турайдская дева», который был издан в следующем – 1857 году. Работая над этим рассказом, он использовал оба вышеупомянутые произведения. Но Юрис Дауге придал сюжету латышское звучание и осуждал насилие над честным, незащищённым человеком. Для него главное не то, что Турайдская Роза являлась благородной немкой, а то, что она была простой, молодой, честной и любящей девушкой, которая ради любви лучше пойдёт на смерть, чем потеряет свою честь. Поэтому рассказ Юриса Дауге «Турайдская дева» имеет характер самостоятельной работы. В 19 веке он пережил 4 издания на латышском языке. Последний раз рассказ на латышском языке напечатан в 1987 году, что подтверждает то, что эта работа выдержала испытание временем. Он переведён и на другие языки. Перевод книги Юриса Дауге на эстонский язык вышел уже в 1865 году в Тарту без указания фамилии автора. За ним следовали другие издания.

Во второй половине 19 века и в начале 20 века предание о Турайдской розе в своих публикациях пересказали многие авторы, но лишь немногие сочинения имели достаточный художественный уровень и обнаружили жизнеспособность.

В 1926 году Райнис написал пьесу «Любовь сильнее смерти», которую в следующем году в постановке Эдуарда Смильгиса показал театр Дайле. Пьеса Райниса, а с ней и предание о Турайдской Розе получили огромную популярность. Люди стали посещать Турайду, чтобы возложить цветы к могиле Майи. Райнис, как свидетельствуют его высказывания в 1927 году, правдивость предания не оспаривал: «Майа Грейф своей героической смертью занимает в истории нашей культуры очень яркое, определённое место. Её благородная личность – забытая в то время, когда мы забыли сами себя, — не исчезнет больше из народной памяти. В лице Майи заурядный человек поднимается до геройства, показав, что в основе народа лежат высокие душевные силы, но часто лишь в латентном скрытом состоянии. Такой личностью в нашей истории мы можем гордиться». Пьеса Райниса показывалась часто, её поставили как профессиональные, так и любительские театры. Представления пьесы давались и во дворе замка Турайда.